Статьи

 
 

Статьи

Эскрива Хосемария



Аннотация: Святой Хосемария Эскрива де Балагер (исп. Josemaria Escriva de Balaguer, род. 9 января 1902, Барбастро, Испания – 26 июня 1975, Рим, Италия) – основатель Opus Dei, организации Католической Церкви.Родился 9 января 1902 года в городе Барбастро, в провинции Уэска. В возрасте 15 или 16 лет он почувствовал призвание к служению Господу и решил стать священником. С 1918 года учился в Семинарии в Логроньо, а затем, с 1920 – в Сарагосе. В 1923 году с разрешения церковных властей занимался в Сарагосском Университете на факультете гражданского права. 20 декабря 1924 года был посвящён в диаконы, а 28 марта 1925 года стал священником.Он начал своё служение в маленьком приходе Пердигера, принадлежащем к Сарагосской Епархии. Затем исполнял обязанности священника в Сарагосе. Весной 1927 года, с разрешения Архиепископа, переехал в Мадрид, где развернул неустанную священническую работу в различных социальных группах, уделяя особое внимание бедным жителям городских окраин, а также неизлечимо больным и умирающим в больницах и приютах. Он стал капелланом Фонда Помощи Больным – благотворительного учреждения при Апостольских Женах Священного Сердца Иисусова. В то же время он, профессор Университетской Академии, продолжал работу над докторской диссертацией по гражданскому праву, которая могла быть закончена только в Мадридском Университете.2 октября 1928 года святой Хосемария Эскрива основал организцию Opus Dei.В 1934 году Основатель Opus Dei был назначен Ректором Фонда Святой Елизаветы. Когда в Испании началась гражданская война, он с большим риском для жизни исполнял свой священнический долг в Мадриде, а позднее в Бургосе.14 февраля 1943 года он основал Священническое Общество Святого Креста, неразрывно связанное с Opus Dei и позволившее рукополагать священников из мирян – членов Opus Dei. В дальнейшем Священническое Общество Святого Креста позволяло священникам, инкардинированным в разные епархии, разделять духовность и аскетику Opus Dei и искать святости в исполнении своего священнического долга, завися при этом исключительно от своего епархиального епископа.В 1946 году отец Эскрива избрал своей резиденцией Рим, где и оставался до конца жизни. Из Рима он воодушевлял и направлял распространение Opus Dei по миру. К моменту кончины своего Основателя Opus Dei насчитывал более 60 тысяч членов 80 национальностей.Святой Хосемария Эскрива был Советником Папской Комиссии по правильному толкованию Кодекса Канонического Права и Святой Конгрегации Семинарий и Университетов, Почётным Прелатом Его Святейшества и Почётным Академиком Папской Римской Теологической Академии. Он был также Главным Канцлером Наваррского Университета (Памплона, Испания) и Пьюрского Университета (Пьюра, Перу).Хосемария Эскрива умер 26 июня 1975 года. Он был погребен в склепе церкви Пресвятой Богородицы – Владычицы Мира (Regina Pacis), в Риме. 15 сентября 1975 года преемником основателя был единодушно избран отец Альваро дель Портильо, его ближайший сотрудник в течение многих лет.После смерти Хосемарии на имя Папы было получено множество писем со всех пяти континентов. Среди отправителей – 69 Кардиналов и около 1300 Епископов (более трети мирового Епископата), которые просили Папу открыть дело по беатификации и канонизации отца Хосемарии Эскрива. 30 января 1981 года Конгрегация по Вопросам Канонизации признала, что для открытия процесса нет никаких препятствий (nihil obstat). Иоанн Павел II ратифицировал это решение 5 февраля 1981 года.Между 1981 и 1986 годом были проведены два процесса по расследованию дела – в Мадриде и в Риме, – посвящённые жизни и добродетелям отца Хосемария Эскрива. По результатам обоих процессов, а также принимая во внимание благоприятствующее мнение Съезда Теологических Советников и Комиссии Кардиналов и Епископов – членов Конгрегации по вопросам Канонизации, 9 апреля 1990 года Святейший Отец провозгласил героичность добродетелей отца Хосемарии Эскрива и присвоил ему титул Досточтимого. 6 июля 1991 года Папа приказал обнародовать Декрет, объявлявший чудесным излечение болезни благодаря заступничеству Хосемарии Эскрива. Таким образом, была завершена юридическая стадия, предшествующая беатификации основателя Opus Dei.17 мая 1992 Хосемария Эскрива был причислен к лику блаженных, а 6 октября 2002 – к лику святых, во время Божественной Литургии, отслуженной Папой Римским Иоанном Павлом II на площади Святого Петра в Риме.С 21 мая 1992 года тело отца Хосемарии Эскрива покоится в штаб-квартире Прелатуры Opus Dei, в алтаре церкви Пресвятой Богородицы.Святой Хосемария Эскрива – автор юридическо-теологического трактата «La abadesa de las Huelgas» и духовных книг, переведённых на многие языки мира. Это – «Путь», «Святой Розарий» и «Христос проходит рядом», а также «Ближние Господа», «Крестный Путь», «Любить Церковь», «Борозда» и «Кузница», опубликованные после его смерти. Кроме того, в книге «Беседы с отцом Эскрива» были собраны интервью, данные им в течение многих лет и опубликованные в различных периодических изданиях.


---------------------------------------------


О "христианском материализме"

Хосемария Эскрива де Балагер
Статьи
Сейчас вы слышали два текста из Писания, которые читают в 21-е воскресенье после Пятидесятницы. Слово Божие подготовило вас к тем словам, которые скажу я. Ведь я хотел бы, чтобы они возвестили величие Бога и Его милосердие к людям. Я хотел бы, чтобы они приготовили к чуду Евхаристии, которую мы совершаем сегодня в вашем лагере.
Подумайте минутку о том, что я сказал. Мы совершаем святую Евхаристию, таинственную жертву Тела и Крови, таинство веры, соединяющее все христианские тайны. Значит, действие наше – самое священное, самое запредельное, какое, милостью Божией, может совершить в этой жизни человек. Приобщаясь Тела и Крови нашего Господа, мы, в определенном смысле, выходим за предел земли и времени, чтобы уже сейчас быть с Ним в небесах, где Сам Христос утрет наши слезы и где не будет ни смерти, ни печали, ибо прежнее прошло (1).
Истина эта (богословы называют ее эсхатологическим смыслом Евхаристии) глубока и утешительна; однако ее можно неправильно понять. Собственно, так ее и понимали там, где хотели представить христианскую жизнь чисто духовной и полагали, что ею живут особые, чистые люди, далекие от презренного мира или хотя бы терпящие его, пока они здесь, на земле.
Когда видят вот так, христианская жизнь сосредотачивается в храмах. Быть христианином – значит ходить в церковь, участвовать в священнослужении, заниматься церковными делами, словом – жить в особом, отдельном мирке, как бы в преддверии рая, пока другой, обычный мир идет своим путем. Тогда христианское вероучение и жизнь в благодати даже не встретятся с бурной земной историей.
В это октябрьское утро, готовясь вспомнить Пасху Господню, мы отвергнем такое искажение христианства. Подумайте минутку о нашей Евхаристии, о нашем благодарении. Храм у нас – особенный. Можно сказать, что неф его – университетский лагерь, иконостас – библиотека. Вокруг – какие-то строительные орудия, над нами – наваррское небо…
Так вы и запомните, не забудете, что христианская жизнь протекает в обычном мире. Вы общаетесь с Богом там, где встречаете других людей, трудитесь, любите. Да, там вы каждый день встречаетесь с Христом. Среди самых земных, материальных вещей мы должны освящать себя, служа Богу и людям.
Я всегда этому учил, ссылаясь на Писание. Мир – не плох, он вышел из рук Божиих. Бог его создал, и посмотрел на него, и остался доволен (2). Это мы, люди, портим и уродуем его грехом и неверностью. Если вы, живущие в мире, уклонитесь от честных будничных дел, то нарушите волю Божию, это уж точно.
Поймите, Бог призывает вас служить Ему в обычных, повседневных делах, как бы из них, изнутри. Он ждет от нас этого все время, везде – в лаборатории, в операционной, в казарме, на кафедре, на заводе, в мастерской, в поле, дома. Каждому из нас необходимо разыскать в мелочах жизни то божественное начало, которое в них скрывается.
Студентам и рабочим, которые собирались со мной в тридцатых годах, я говорил, что им надо овеществить свою духовную жизнь. Я хотел, чтобы они избежали соблазна двойной жизни, распространенного и тогда, и теперь: по одну сторону – жизнь внутренняя, связь с Богом, по другую, совсем отдельно – профессиональная, социальная, семейная, где толпятся и кишат мелкие земные дела.
Нет, дети мои! Мы так жить не можем! Мы – христиане, а не шизофреники. Жизнь – одна, ее мы и должны освятить, наполнить Богом и плоть, и дух. Невидимого Бога мы открываем в самых видимых, материальных вещах.
Другого пути нет. Или мы научимся находить Бога в повседневной жизни, или вообще Его не найдем. Поэтому я и говорю вам, что теперь, в наши дни, надо вернуть высокое значение материи. Надо одухотворить самые мелкие и неприметные аспекты человеческой жизни, поставить на службу Царству Божию, сделать средством, которое поможет нам постоянно быть с Иисусом Христом.
Истинное христианство верит в телесное воскресение, а потому, вполне логично, всегда отвергало развоплощение, ничуть не боясь, что его обвинят в материализме. Мы вправе говорить о материализме христианском, который смело противостоит материализму, не видящему духа (…)
Учение это, как вы знаете, содержится в Библии, и в нем – самая основа, самая суть того духа, которым живет Opus Dei. Вы должны очень хорошо работать, должны любить Бога и людей, вкладывая эту любовь в мелочи повседневной жизни, а в них – открывая то, что Бог в них вложил. Здесь уместны слова Кастильского поэта: Делать хорошо – важнее, чем делать (6).
Уверяю вас, когда христианин выполняет с любовью самую неприметную обязанность, она наполняется Запредельным. Потому я и твержу, и вбиваю вам в голову, что христианин призван творить высокую поэзию из житейской прозы. Нам кажется, что земля и небо смыкаются у горизонта, а они смыкаются у нас в сердце, где мы освящаем будничную жизнь.
Освящайте будничную жизнь: в словах этих – целая программа. Перестаньте мечтать, проснитесь. Оставьте мечтанья и вымыслы, перестаньте ахать – "ах, если бы только я не женился!", "если бы имел другую профессию", "…был покрепче", "…помоложе", "…постарше"… Обратитесь к самому насущному, к самой очевидной реальности; где она, там и Господь. Посмотрите на руки Мои и на ноги Мои – сказал Воскресший Христос; – это Я Сам; осяжите Меня и рассмотрите; ибо дух плоти и костей не имеет, как видите у Меня (7).
Если вы начнете отсюда, вся ваша жизнь освятится. Подумаем, к примеру, о вашей гражданской ответственности. Человек, знающий, что Христа можно найти не только в храме, но и в мире, этот мир любит. Ему хочется стать ученым и умелым. Проблемы, возникающие вокруг него, он решает свободно, а решения, как всегда у христиан, обусловлены и собственными размышлениями, и смиренной покорностью воле Божьей, проявляющейся во всех событиях, важных и неважных.
Однако он никогда не подумает, тем более – не скажет, что спустился из храма в мир, чтобы возвестить волю Церкви, или что решения его – какие-то особенно католические. Вот это – клерикализм, вот это – церковничество, а главное – это насилие над самой природой вещей. Смотрите на все глазами мирян, то есть, насколько можете, будьте честными – берите ответственность только на себя; насколько можете, будьте христианами – почитайте братьев по вере, которые думают иначе; насколько можете, будьте католиками – не впутывайте Церковь, нашу Матерь, в человеческие раздоры (…)
Поймите меня правильно – я призываю вас осуществлять ваши права каждый день, а не в особых, исключительных случаях. Но я призываю и честно выполнять свои гражданские обязанности, везде, в политике и в делах финансовых, в университете и на службе, храбро принимая то, к чему приведут ваши свободные решения и ваша личная независимость. Этот взгляд мирянина поможет вам избежать нетерпимости и фанатизма. Если же сказать то же самое "положительно" – он поможет жить в мире со всеми согражданами, мало того – пропитывать терпимостью и миром всю общественную жизнь.
Конечно, незачем напоминать вам то, что я повторяю много лет. Доктрина гражданской свободы, понимания, лада между людьми – очень важна для Opus Dei. Надо ли снова говорить, что те, кто хочет служить Христу в Деле Божием – такие же граждане, как всякий другой, только они пытаются исполнить до конца свой христианский долг, ощущая всю степень своей ответственности.
Ничто не отличает моих детей от их сограждан. С другой стороны, кроме веры, у них нет буквально ничего общего с членами религиозных конгрегаций. Я люблю монахов, высоко почитаю их миссию, их затвор, их отделенность от мира. Их contemptus mundi (презрение к миру) знаменует по-другому святость Церкви. Но Бог не дал мне монашеского призвания, и если бы я этого хотел, я бы нарушил Его волю. Никакая власть на земле не заточит меня в монастырь, как никакая власть насильно не женит. Я – священник в миру, пастырь Христа, пламенно любящий мир.
Кто пошел за Христом вместе с этим жалким грешником? Совсем немного священников, у которых были прежде мирские профессии. Много секулярных священников из разных епархий, со всего света, которые только укрепили свое повиновение епископам и любовь к работе, им порученной. Все они раскинули крестом руки, чтобы каждая душа могла найти приют в их сердце, и стоят вместе со мной, в самой гуще того озабоченного мира, который так сильно любят. Наконец, совсем уж много людей, которые вообще не священники. Они принадлежат к разным расам, говорят на разных языках, большей частью – состоят в браке, все где-нибудь работают, со своими согражданами они разделяют важнейшую обязанность – сделать этот, земной мир почеловечней и посправедливей. Работают они, скажу снова, очень ответственно, вместе с другими плечом к плечу встречают они успехи и неудачи своей благородной борьбы, пытаясь выполнить свой долг и осуществить свои права – и просто, естественно, совсем не считая, что делают что-то особенное. Не отделяясь от соратников, они, в то же время, стремятся обнаружить хотя бы отблеск Божией славы, сияющей сквозь обычную жизнь.
Дела, которым способствует Opus Dei – такие же земные, не церковные. В них никоим образом не отражается иерархия Церкви. Порождают их культурные и социальные замыслы, выполняют – обычные люди, которые хотят, чтобы они отражали свет Евангелия. Чтобы вы меня лучше поняли, скажу, что Opus Dei не занимается и не займется семинариями, в которых епископы, поставленные Духом Святым (8), готовят будущих священников для своих епархий.
А вот училищами, где готовят индустриальных или сельскохозяйственных рабочих, школами, колледжами, университетами и другими земными делами мы занимаемся, ибо апостольское рвение, как я писал много лет назад, – словно безбрежное море.
Однако нужно ли об этом распространяться, когда самое ваше присутствие – красноречивей слов? Вы, Друзья Наваррского университета, – из тех, кто знает, что их дело – способствовать развитию общества, в котором они живут. Ваш искренний пыл, ваши молитвы и жертвы порождены не преданностью католической конфессии. Они свидетельствуют о зрелом гражданском сознании, которое обращено к общему благу здесь, на земле. Вы сами – знак того, что университет может быть порожден и поддержан силой народа.
Вот я и хотел бы снова поблагодарить за помощь город Памплону, область Наварру, Друзей университета из всей Испании, а особенно – тех, кто вообще не испанец, и не католик, и не христианин, но все же понял суть и дух нашего замысла и показал это на деле.
Благодаря вам всем наш университет стал, и все больше становится обителью гражданской свободы, интеллектуального развития, профессионального соревнования. Без вашей благородной самоотверженности просто невозможна вся эта работа, цель которой – умножить знания, увеличить благосостояние и научить вере.
Все это прекрасно поняли жители Наварры. Поняли они и то, что их университет способствует экономическому развитию, а уж тем более – социальному, и дает их детям профессии, которыми без него было бы трудно, а иногда – и невозможно овладеть. Именно эта уверенность в том, какую роль он сыграет, побудила их с самого начала оказывать ему помощь, которая, несомненно, будет все больше и сердечней.
И справедливость, и опыт многих стран позволяют мне надеяться, что рано или поздно испанское правительство поможет облегчить бремя тем, кто совершенно не ищет своей выгоды, служит только обществу и стремится способствовать настоящему и будущему процветанию нашей страны.
А теперь, сыновья мои и дочери, разрешите поговорить немного об иной, особенно дорогой мне стороне обычной жизни – о любви. Я имею в виду высокую любовь между мужчиной и женщиной, влюбленность, брак; и хочу сказать снова то, что мы не только терпим ее и попускаем где-то сбоку от истинной, духовной жизни, как те ложные поборники духа, о которых я говорил. Сорок лет, устно и письменно, борюсь я с ними, и теперь даже самые непонятливые что-то уразумели.
Любовь, которая ведет к браку, к семье, может быть святым и дивным призванием, которое поможет отдать себя Богу без остатка. Помните, я говорил вам о том, что все надо делать как можно лучше, наполняя любовью каждую мелочь и находя в ней искру Божию? В семье, которую создает любовь мужчины и женщины, это особенно важно.
Все вы, работающие в университете – студенты, профессора, помощники – знаете, что я препоручил вас Марии, Матери Прекрасной Любви; здесь, в этом лагере, есть часовня, мы строили ее с благоговением, чтобы вы могли молиться Божьей Матери, вручая Ей ту чистую любовь, которую Она благословляет.
Не знаете ли, что тела ваши суть храм живущего в вас Святого Духа, Которого имеете вы от Бога, и вы не свои? (9) Перед статуей Пречистой Девы, Матери Прекрасной Любви, вы будете радостно и уверенно отвечать апостолу: ”Да, знаем, и хотим так жить с Твоею помощью, о Дева и Матерь!”
Всякий раз, когда вы будете об этом думать, сами собой родятся созерцание и молитва: ”Святой Дух избрал мое материальное тело… Тело мое и душа принадлежат Богу…”. Такая молитва принесет плоды, ведь и апостол Павел сулит богатые плоды, если вы будете прославлять Бога и в телах ваших (10).
С другой стороны, вы, конечно, знаете, что только тот, кто во всей глубине понимает и ценит истинную, честную любовь мужчины и женщины, поймет и то, о чем говорил Христос – не все вмещают слово сие (11). Это – дар Господень, который побуждает препоручить и тело, и душу Господу, предложить Ему неразделенное сердце, уже не прибегая к земной любви.
Я должен кончить. Я говорил вам в начале, что хочу рассказать о величии Божием и о Его милости. Надеюсь, я и рассказал, когда говорил о том, что надо освящать свою каждодневную жизнь. Надо жить как святые, среди мирской суеты – без суеты, просто и верно. Разве такая жизнь в наше время – не самое трогательное знамение тех ”magnalia Dei”, великих дел Господа (12), которые Он творил и творит, чтобы спасти мир?
Теперь попрошу вас вместе с Псалмопевцем присоединиться к моей молитве и хвале: ”Magnificate Dominum mecum, et extollamus nomen eius simul”, величайте Господа со мной, и превознесем имя Его вместе (13). Другими словами, дорогие мои, будем жить нашей верой.
Возьмем ее щит, и шлем спасения, и меч Духа, Слово Божие, как сказал нам апостол Павел в Послании к Ефесянам (14), которое только что читали во время службы.
Вера – та добродетель, которая очень нужна многим христианам, особенно в ”год веры”, который объявил наш Святой Отец Павел VI. Ведь без нее нам просто не на чем поставить освящение будничной жизни.
Живая вера нужна сейчас, когда мы приближаемся к ”mysterium fidei”, таинству веры (15), святой Евхаристии. Мы разделим с Господом Его Пасхальную трапезу, в которой сочетаются все Его милости нам, людям.
Верьте, дети мои, иначе вы не поймете, что через несколько мгновений на этом престоле, возобновится дело нашего Спасения. Верьте, чтобы истово прочитать Символ веры, а потом здесь, в этом Собрании, испытать присутствие Христа, который делает нас ”cor unum et anima una” (16), одним сердцем и одной душою; семьей; единой, соборной, апостольской и Римской Церковью, которая для нас – то же, что Вселенская.
И, наконец, мои любимые дочери и сыновья, верьте, чтобы показать миру, что вера наша – не обряды и слова, но жизнь в Боге. А покажете вы это, явив людям свидетельство самых простых дел, которые стали святыми ради Отца и Сына и Святого Духа и Девы Марии.
"Всей душой возлюбишь мир", Проповедь основателя, прочитанная в кампусе Наваррского университета 8.10.1967
1 См. Откр 21, 4
2 См. Быт 1, 7 и дальше.




3 См. Радость и Надежда, 38




4 1 Кор 3, 22-23



5 1 Кор 10, 31



6 Антоньо Мачадо



7 Лк 24, 29

8 См. Деян 20, 28


9 1 Кор 6, 19



10 1 Кор 6, 20

11 См. Мф 19, 11


12 Сир 18, 5



13 Пс 34 (33), 4



14 Еф 6, 11 и дальше



15 1 Тим 3, 9



16 Деян 4, 32



О работе

Многие начинают дело. Немногие доводят его до конца. Среди этих немногих должны быть и мы, если хотим поступать как дети Божии. Помните: только работа, доведенная до конца и выполненная с любовью, заслуживает похвалы Господа. Об этом можно прочесть и в Священном Писании: конец дела лучше начала его (Екк 7, 8).
Многие христиане совершенно утратили понимание того, что полнота Жизни, к которой Господь призвал своих детей, требует большого усердия в трудах – которые, в свою очередь, должны быть освящены во всех мелочах.
Мы не в праве предложить Господу то, что выполнено небезупречно, без внимания к мельчайшим деталям, без стремления к совершенству – хотя бы в пределах наших ограниченных человеческих возможностей. Перед Богом ловчить бессмысленно. Священное Писание предостерегает: никакого животного, на котором есть порок, не приносите; ибо это не обретет вам благоволения (Лев 22, 20). Поэтому и наша жертва Господу, наша работа, требующая времени и сил, должна быть достойной Его – operatio Dei, работой Бога и для Бога, трудом законченным и безупречным.
Ближние Господа, 55
Я влюблен в жизнь Господа – но сокровенные, сокрытые от нас годы, проведенные Иисусом в Вифлееме, Египте и Назарете, дороги мне особенно. Привыкшим судить поверхностно то время, довольно продолжительное, но почти не отраженное в Евангелиях, кажется лишенным особого значения. Я же, однако, всегда утверждал, что это умолчание в жизнеописании Спасителя очень выразительно и содержит в себе чудесный урок для всех христиан. Это были годы интенсивного труда и молитвы. Годы, в которые Иисус вел обычную жизнь – такую же, как наша, если угодно. Человеческую и Божественную одновременно. И вот: как в простой и таинственной мастерской плотника, так и позднее, перед людскими толпами – Он все выполнял хорошо.
Ближние Господа, 56
С самого сотворения своего человек должен был работать. Это не моя выдумка. Открыв Библию на первых страницах, мы можем прочесть, что Бог сотворил Адама из глины и создал для него и потомков его этот прекрасный мир – «ut operaretur et custodiret illum», чтобы возделывать его и хранить его (Быт 2, 15). Это было еще до того, как через человека грех вошел в мир, и грехом смерть (Рим 5, 12), горести и страдания.
Поэтому мы должны всегда помнить, что работа – это чудесное установление благого закона, которому все мы так или иначе подчинены – хоть некоторые и пытаются уйти из-под его власти. Мы должны помнить, что необходимость трудиться не является следствием первородного греха или открытием новейших времен. Неустанное труженичество есть путь, заповеданный нам Господом, наполняющий смыслом наши дни, делающий нас участниками Божественного творчества – чтобы мы могли заработать на пропитание и в то же время собрать плод в жизнь вечную (Ин 4, 36). Человек рождается для труда, как птица для полета (Иов 5, 7).
Ближние Господа, 57
Если бы ощущение того, что Бог нас видит, было запечатлено в нашем сознании, если бы мы отдавали себе отчет в том, что вся, абсолютно вся наша деятельность протекает в Его присутствии и ничто не ускользает от Его взгляда – с каким старанием доводили бы мы до конца свои дела и насколько изменилось бы наше к ним отношение! В этом – тайна святости, которую я проповедую уже много лет. Господь наш Иисус Христос призвал и вас, и меня – всех нас, обычных людей, находящихся в самой гуще жизни, – уподобляться Ему, возводить Его на вершину всех наших честных и благородных деяний.
Ближние Господа, 58
Вы не должны сомневаться в том, что профессиональное призвание – это существенная, неотделимая часть нашего христианского бытия. Господь любит вас святыми на том месте, которое вы занимаете – в тех трудах, которые вы избрали. При этом мотивы, вами двигавшие, не так уж и важны. Лично я считаю, что все занятия добры и благородны до тех пор, пока нет конфликта между ними и Законом Божиим. Все профессии достойны вознесения на высший духовный уровень в потоке Любви, омывающем жизнь сына Божия.
Ближние Господа, 60
Ваше профессиональное занятие – это светильник, который может дать свет вашим друзьям и коллегам. Именно поэтому я имею обыкновение неустанно повторять одно и то же всем, вступающим в Opus Dei. Повторю и вам, моим слушателям – надеясь, что вы сумеете извлечь пользу из моих слов: «Какое мне дело, что этот сапожник считается хорошим христианином? Ведь он плохо чинит обувь!» Если он не приложил всех сил для овладения своей профессией, не делает свою работу со всем усердием, на какое только способен – то невозможно ее освятить и принести в дар Богу. Для тех, кто обращается к Господу из самой гущи жизни, освящение повседневного труда – это стержень чистой духовности, вокруг которого концентрируется все их бытие.
Ближние Господа, 61
Попросим света у Господа нашего Иисуса Христа, попросим его наполнить каждое мгновение нашей жизни божественным чувством, превращающим наше профессиональное призвание в дверную петлю, на которой держится и поворачивается наше призвание к святости. В Евангелии мы читаем, что Иисус был известен как «faber, filius Mariae», плотник…, сын Марии (Мк 6, 3). Так будем же гордиться священной гордостью и показывать своими делами, что и мы – такие же, как Он, труженики, люди труда!
Ближние Господа, 62
То, о чем я говорю – не абстрактные идеалы. Я исхожу из совершенно конкретной реальности, которая способна изменить самую языческую и враждебную Божией воле среду, как это произошло в первые века нашего спасения.
Ближние Господа, 63
Твой труд, исполняемый в молчании, может и должен стать молитвой, переходящей в реальный разговор с нашим Небесным Отцом. Если ты ищешь освящения через свою работу – попытайся обратить ее в личную молитву. Не дай ей раствориться в безличии и рутине, ибо в тот же миг умрет и Божественное вдохновение, оживлявшее твой повседневный труд.
Ближние Господа, 64
Только поймите, что это совсем не трудно – обратить работу в молитвенное общение. Достаточно принести ее в дар Господу и взяться за дело. Бог уже слышит, уже внимает. Он поможет нам достичь в труде высот, доступных для душ созерцательных. Ведь мы знаем, что Он нас видит, когда как бы невзначай просит о новой уступке, о маленькой жертве. Об этой улыбке, которую мы даруем особе, явившейся так некстати. О деле – не очень приятном, но необходимом, – которое надо начать или закончить сегодня, не медля, не откладывая на завтра. Ты сделаешь все, чтобы порадовать Отца! Возможно, на свой рабочий стол ты положишь распятие, которое, не привлекая внимания посторонних, пробудит в тебе дух созерцания, станет учебником твоей души и ума. Учебником, по которому ты будешь учить уроки служения Богу.
Если ты решишься без чудачеств и странностей, не покидая мира, в своих повседневных трудах вступить на путь созерцательной жизни – то очень скоро почувствуешь себя ближним Учителя, призванным открыть пути Господни всему человечеству. Да, именно так: через твой обыденный труд Царствие Христово распространится по всей земле. И последуют один за другим часы работы, посвященные далеким народам, рождающимся к вере, народам востока, которым варварски запрещено свободно исповедовать свою религию, странам старинной христианской традиции, в которых люди разучились воспринимать свет Евангелия и суетятся во тьме невежества… Вот истинная цена этого часа работы и ее продолжения с тем же упорством в следующее мгновение, минуту, час – до тех пор, пока дело не будет окончено. Таким образом, созерцательная жизнь, просто и естественно превращается в апостольское служение – эту властную потребность сердца, бьющегося в унисон со сладчайшим и милосерднейшим Сердцем Иисуса, Господа нашего.
Ближние Господа, 67
Для того, чтобы соответствовать своему христианскому призванию, мы должны быть примером для других – из любви к Богу, из любви к людям. Мы должны быть примером – чтобы не сложилось мнение (или хотя бы тень подозрения), что дети Божии ленивы и бесполезны, что у них ничему доброму не научишься. Мы должны быть примером на деле – и во всяком деле. Как крестьянин, который пашет землю, возносясь своим сердцем к Богу, так и плотник, купец, служащий, интеллигент – все христиане должны стать образцом для своих коллег. Без самодовольства – ибо душам нашим свойственно ясное убеждение, что мы не можем достичь успеха, полагаясь лишь на себя. Одни мы даже перышко с земли поднять не в силах (ср. Ин 15, 5). Поэтому каждый на своем месте, в своих трудах должен делать работу Божию, сея вокруг мир и радость Господни.
Ближние Господа, 70
И вновь голос Апостола Павла: итак, братья мои возлюбленные, будьте тверды, непоколебимы, всегда преуспевайте в деле Господнем, зная, что труд ваш не тщетен перед Господом(1 Кор 15, 58). Видите? Все это переплетение добродетелей приводится в действие, когда мы исполняем свою работу с желанием освятить ее: крепость, которую мы проявляем, преодолевая естественные трудности. Настойчивость в труде, спасающая от уныния. Воздержание – чтобы отдавать себя без остатка, не поддаваясь внушениям эгоизма и тяге к комфорту. Справедливость – чтобы выполнить до конца свой долг перед Богом, обществом, семьей, коллегами. Благоразумие – чтобы знать в каждом случае, что и когда делать, не теряя времени зря. И все это только из Любви – с живым и непосредственным чувством ответственности за результат нашей работы и ее апостольское значение.
Ближние Господа, 72




О покаянии


Покаяние – это точное следование тому расписанию, по которому ты решился строить свою жизнь. Покаяние – это подъем в назначенный час, даже если тело твое сопротивляется, а ум стремится к погружению в химерические сны. Покаяние – это решение не откладывать на потом без серьезного повода ту работу, которая тебе кажется самой трудной и ответственной.
Покаяние требует от тебя умения находить время для выполнения всех твоих обязанностей – перед Богом, перед другими, перед самим собой. Тебя можно назвать кающимся, если ты с любовью соблюдаешь свое молитвенное правило – несмотря на усталость, неохоту или болезнь.
Покаяние – это милосердное обращение с другими, начиная с твоих близких. Это значит – относиться с величайшей деликатностью к страдающим, больным, несчастным, терпеливо отвечать надоедливым и пришедшим некстати. Это значит – изменить свои планы, или вовсе от них отказаться, если того требуют насущные и праведные потребности других людей.
Покаяние – это доброе состояние духа, сохраняемое наперекор мелким огорчениям повседневной жизни. Это – продолжение работы и после того, как пропало воодушевление, с которым ты ее начинал. Это – принятие пищи, нам предлагаемой, с благодарностью, без капризов и прихотей.
Для родителей и людей, занятых образованием и воспитанием покаяние – это исправление тех ошибок своих подопечных, которые должны быть исправлены. Тут необходимо принять во внимание характер ошибки и личные обстоятельства того, кто нуждается в помощи, решительно отказавшись при этом как от субъективизма, так и от излишней сентиментальности.
Дух покаяния помогает нам избежать увлечения грандиозными планами будущих свершений, которые с величайшим мастерством и изяществом рисует наше воображение. Какую великую радость доставим мы Богу, отказавшись от претензий на великие свершения – от своих неумелых каракулей и бездарной мазни на полотне жизни. Предоставить Ему свои кисти и краски.
Я ограничусь лишь теми примерами, которые пришли мне сейчас на ум – ибо при желании их можно найти великое множество. Они могут быть полезны в течение всего твоего дня, они помогут тебе час за часом становиться все ближе к Господу и к твоим близким. Если я перечислил именно эти примеры покаяния и настаиваю на них – то это вовсе не потому, что я не ценю великого покаяния. Если Господь призовет тебя на этот путь, то великое покаяние станет для тебя источником святости, праведности, станет даже необходимостью… Только помни: выбирая этот путь, ты должен получить одобрение своего наставника. Я обязан предупредить тебя, что великое покаяние идет рука об руку с грандиозными духовными крушениями, причина которых – тщеславие. Напротив, если ты стремишься всего лишь скромно и постоянно благодарить Бога в своей обыденной, повседневной борьбе (а это значит: улыбаться сквозь слезы – уверяю тебя, что в некоторых случаях улыбнуться труднее, чем целый час носить власяницу), то твое тщеславие останется без пищи – и ты не будешь в смешной наивности считать себя великим героем. Будь, как ребенок, который, с трудом решившись отдать своему отцу какую-то безделушку, видит радость в его глазах.
Ближние Господа, 138


Создан 12 янв 2010



  Комментарии       
Имя или Email


При указании email на него будут отправляться ответы
Как имя будет использована первая часть email до @
Сам email нигде не отображается!
Зарегистрируйтесь, чтобы писать под своим ником
 
Flag Counter